Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: джек абатуров (список заголовков)
14:31 

Под настроение

Дождь не может идти вечно (с)
Мой город ночью как южный парень – красив, упрям, безупречен, смугл. И запах специй… тимьян и карри. Деревья, улицы, чёрный луг. Дома из бревен и окна-лица, дворовый пес [где-то лет восьми]. И я. В автобусе – как в теплице – уже вспотевшая до кости.

Мой город ночью как автострада – огни, дороги, моторный рёв. И надпись красной губной помадой: «Любовь закончилась. Вот и всё». Ухабы, дыры, асфальт покоцан. У «РИО» шумный цветастый гул.
Водитель курит, смотря на звезды, не отпуская горячий руль.

Над головою огрызок-месяц и бесконечная темнота. Я забираюсь поглубже в кресло, мечтая дома обнять кота. Мой город ночью как фильм Аугуста, но где автобус на Лиссабон?
Я – словно в книге Марселя Пруста, живу и думаю не о том. И в горле ком, на душе – тревога, колени ближе прижав к груди, прошу совет у весны и Бога, уже не зная, куда идти.

@темы: Джек Абатуров

15:23 

Под настроение

Дождь не может идти вечно (с)
В отеле «У яхты» играет блюз.
На столе – том Керуака.
Энни вчера поступила в вуз,
чтоб не расстроился папа.


Энни сегодня сидит у окна, за которым Каспийское море. Энни ночами зовет глубина. Энни поет в хоре. Энни имеет маленький рост. И маленький вес к тому же. Энни ночами видится мост. Энни моется в душе. Энни – брюнетка, слушает "Muse", мечтает в Европу съездить. В Энни влюблен белобрысый француз – они целовались в подъезде.

Энни завтра пойдет в кино – на какой-то чумной блокбастер. Энни язык обожгла кипятком, сломала новый фломастер. Энни купила огромный рюкзак – будет ходить с ним в вуз, но
Энни ночами зовет глубина. Ей неприятно и грустно.

Чтобы не спать – рисует моря, могучие синие горы. Праздничный дом в конце декабря. Или кротовые норы. Энни рисует растрепанный лес – клёны, дубы и ивы.

Энни не носит нательный крест – он кажется некрасивым.

В зеленых глазах таится печаль, Энни молчит часами. Рисует. Пьет апельсиновый чай. Стреляет парней глазами. От Энни ушел белобрысый француз, бросил, не позвонив ей.

В отеле «У яхты» играет блюз.
Четвертую ночь ливни.
Энни не пишет родным давно –
ни звука, ни смс-ки.

Море волнуется.
Море волной
кричит: «Энни, воскресни».

Энни бредет по морскому дну, ногами хрустит по илу.
Энни была влюблена в глубину.
Энни проснется счастливой.

@темы: Джек Абатуров

01:18 

Под настроение

Дождь не может идти вечно (с)
Бродяги Дхармы

Просыпаемся
на вокзалах, в метро,
в такси.
И вгрызаемся в чёрствый хлеб,
как в последний в космосе.
Нам уже не кричат: "Здоров!" или
"Гой еси!",
вместо – шарканье губ: "лодырь" и
"паразит".
"Завтра с девкой своей проснется
на Южном Полюсе".
Завтра будет весна,
вино и сухой омлет.
Наша жизнь без границ
скучнее, чем ваши
графики?
Нам уже не кричат "Привет!" или
"Сколько лет
вашей дочери будет завтра?"
И география
существует на яндекс.картах
и в школьном атласе.
Если в левом кармане только один
медяк –
значит нужно сказать "спасибо" за то, что
плаваем.
Значит нужно сказать "спасибо", что
просыпаемся.
Значит нужно сказать "спасибо" за
новый шаг.
Нам уже не кричат "Здорово, что пришёл!".
Как твой город лишился в полном составе
голоса.
Но спасибо судьбе, что всё у нас
хорошо
без "еще" или "не", "зачем"
или даже "шо?"
за границей космоса.

@темы: Джек Абатуров

14:06 

Под настроение

Дождь не может идти вечно (с)

В старый город пришёл Апрель. Из плаща сыпал снег и град. Вечерами пил морс и эль, ел чернику и виноград. Просыпался часам к пяти. Иногда – к четырём и трём. Был огромный как синий кит. И любил рисовать углём.

У Апреля был верный друг. Его имя, конечно, – Март. У него было тридцать штук (или сорок) игральных карт. Март любил бергамот и «Сплин», ездил в Лондон и Петербург. Он был рыжий как апельсин, разноцветный как летний луг. Вместе с ним приходил Февраль. Приносил арманьяк и сыр…

…до рассвета горел фонарь.

И Апрель выходил босым, завернувшись в короткий плащ. Допивал из бутылки эль. И чеканил футбольный мяч о большую сухую ель. Напевал ДДТ под нос и смотрел, как горит рассвет. Вспоминал, что конечен пост уже тысячи длинных лет. Небо цвета как карамель отражалось в потоках рек.

В старый город пришёл Апрель.
В старом городе выпал снег.


@темы: Джек Абатуров

10:23 

Под настроение

Дождь не может идти вечно (с)
Из метро по улицам Форш и Гашека в переходы, линии и дворы –
небеса причудливо разукрашены – от канала Крюкова до Невы;
через ветви клёна глядится яблоком
от Весны разнеженный лунный шар;


выдыхай – лаванда, корица, паприка –
этот город будет за нас дышать.

Из метро по линии Менделеевской – в рюкзаке изрядно стакан измяв;
и апрельский ветер – ваниль ли, вереск ли –
норовит пробраться к тебе в рукав [ощутив, быть может, нехватку кальция или веры, нежности и тепла]. От конечной и
до конечной станции, выдыхая тёплый колючий пар.

Из метро в метро – до Балтийской; Автово – и затем по рельсам на Петергоф.
Вечереть ли дома за пивом крафтовым, заливать ли остров-какой вином;
выходить ли ночью на площадь Мужества
и кричать
о том, как прекрасен Март.

Говорят: "чего так – опетербуржился?";
или даже [весело]: "ну дурак!".

Из метро в метро; до бульвара Брестского, не укрыв душевный весенний жар –
посмотри на небо – оно воскресло и
на нём пятном проступает ржа.

Выдыхай – лаванда, корица, паприка; в рюкзаке – Набоков, ключи, билет;
к остановке через бульвар Новаторов, и бегом – успеть на зелёный свет –

и, наверно, лучше уже и не было – и на сотни миль от тебя вокруг.
Наши тени тянутся –
как
гиперболы – друг за другом

к морю
и в Петербург.

@темы: Джек Абатуров

11:00 

Под настроение

Дождь не может идти вечно (с)
Ветер южный. Чай с черникой. Керуак. Тетрадка. Стол. Карты Ревеля и Риги, петербургского метро. Восемь литров спелых ягод, пол мешочка чабреца, блюдо вкусных сочных яблок…
Я, сидящий без лица. Переписки с другом в почте [в телеграме и ВК] состоят из многоточий, слёз и вкуса чеснока. Книги со стихами чахнут от признаний и тоски. Оборот деепричастный без границ и запятых превращается в поэмы и садится на трамвай. Резво скачет ночью время, уходящее в февраль.
Я, унылый и ненужный, безнадежный и кривой. Закрываю плотно уши под светящейся Луной. Пальцы на ногах озябли, завязать бы шарф на них. У пяти цветущих яблонь складывать аккузатив. Я пишу тебе словами, зарифмованными в текст. За полями и церквями, где бушует хвойный лес. Я пишу тебе. О важном. О нелепом. О простом. О железном и бумажном. О морском и золотом.
Ветер южный. Чай с черникой. Ноги, словно из свинца.

Помогают ли молитвы
человеку без лица?

@темы: Джек Абатуров

05:43 

Под настроение

Дождь не может идти вечно (с)
и все для того, чтоб просто сойти с ума,
не завтракать утром, валяться весь день в постели,
смотреть, как на улице снегом дороги стелет
простуженная и рассерженная зима.
и все для того, чтоб просто сойти с ума,
чтоб вновь оборвать рычаг, что под сердце где-то
любить эту жизнь с каждым ее сюжетом,
да так, чтоб с трудом стоять на своих ногах.

и все для того, чтоб просто сойти с ума,
не спать двое суток, звонить только тем, кто нужен,
и больше не притворяться стоящей лужей,
и больше не корчить нелепого дурака,

взлететь к облакам, где небо как небо, но
немного живее и даже немного больше –
ты знаешь, с годами становится сердце тоньше,
но нашим сердцам такое не суждено.

@темы: Джек Абатуров

00:12 

Под настроение

Дождь не может идти вечно (с)
На кухне сядешь, в руках – стакан и булка с маслом. И свитер жмёт. Тот самый свитер, который красный. С оленем, вроде.
Ты – рифмоплёт. Такой растрепанный и печальный. И не поэт [это разве стих?]. Ты согреваешься тёплым чаем, чтоб рифмой после согреть других.

Встаешь, накинув рюкзак на плечи, чтоб уходить в этот снежный вал. "Вернусь домой – и наступит вечер. Или к концу подойдет февраль".

И как обидно, что на работе проходит жизнь – и не так, как ты хотел бы этого.
– Вы живете.
– Я выживаю.
Увы-увы.

И всё что есть – это сон и книга, два сладких яблока, тёплый дом, три с половиной баллады Стинга, бельгийский джин и кубинский ром. Четыре снимка почти что друга – что получились [приятно как!], и от простуды – колечки лука и гроздья летнего чеснока. Два тонких томика Федерико Гарсии Лорки и тусклый свет от монитора, и две колонки поют,
что выхода больше нет.
Остывший ужин – уже за вечер – и три страницы о жизни тех, кто не обнимет тебя за плечи, а как хотелось бы… Отогрев, они исчезли.

И батарея теперь твой самый надежный друг.
Прижавшись к ней – посмотри на время.
Но время замерло после двух.

@темы: Джек Абатуров

00:37 

Под настроение

Дождь не может идти вечно (с)
бадьян, лаванда, имбирь и мята, настой крапивы – так пахнут осень, полночный замок и мой сюртук. набрался виски [добавив после пол пинты пива]. внутри меня по горячим венам струится ртуть. полынь, рябина, листок герани, аир и угорь. не нужно думать. котёл и время. луна и хмель. ладонь испачкана чем-то черным [возможно, уголь?]. плевать, ведь завтра мои манжеты измажет мел. бадьян, лаванда, полынь, герань, аконит и мята. какой он? добрый? в очках? заносчив? улыбчив? груб? не помогают уже ни зелья, ни сны, ни мантры – мешает запах, тяжёлый запах любви у губ. бадьян, лаванда, имбирь… к чертям бы! наступит утро. проснется день, оглянется вечер, придет экспресс. мне все равно, что шальная память щекочет ухо, ведь остается отбыть последний учебный рейс.

**

огонь, котлы, первогодки. мрак!.. отыграло лето. уроки [лекции или практики], тёмный класс. мне так хотелось сегодня утром проснуться ветром, но я зачем-то ловлю надежды зелёных глаз. шумели реки волшебной школы: «приехал Поттер. тот самый Поттер. ты видишь лоб его, видишь шрам?». вокруг него сгруппировалась своя когорта [но взгляд мой точен – он, верно, выскочка и болван]. о, милый Альбус, ты ждал, что я отнесусь с любовью, что у меня затянулись раны – теперь рубцы [и то, что дети не платят сердцем, душой и болью за то, что делали в прошлой памяти их отцы].
быть может, прав. но душа мальчишки – не мне забота.
я протыкаю пером случайно фамильный список.
глаза в глаза. как они знакомы.

– о. Гарри Поттер, – почти что шёпотом. – наша новая
знаменитость.

@темы: Джек Абатуров

Записки нестарого сеньора

главная