Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: герман власов (список заголовков)
08:55 

Под настроение

Дождь не может идти вечно (с)

* * *
Уедешь ли в тьму-таракань,
где ландыши с гладкою кожей
и град барабанит в лохань,

на тютчевский крик не похожий.
Бумагу достань, словари,
косись на пузатые полки.
На Волге большой соловьи
твердят и твердят без умолку.
Там шарик отвинчен один
с эмалевой спинки кровати,
и ходят в избу-магазин,
и носят толстовки на вате.
Посуду стеклянную впрок
сбирают и мелочь слепую,
по-жабьи раскрыт кошелёк,
и мелочь бежит врассыпную.
Уедешь ли — не навсегда —
в начале слезливого мая.
А хочется: с неба вода,
огнём хулиганя, играя,
ударит небесный плавник
и тютчевский слышится крик...

@темы: Герман Власов

06:54 

Под настроение

Дождь не может идти вечно (с)
В аду совсем не те, кто умер
и нет обрывистой реки:
здесь шариковой ручкой номер -
на тыльной стороне руки.

Еще за белою рубахой
в тугую очередь встают,
и золотые гвозди страха
из длинных досок достают.

С размаху всяк решает, рубит,
ночных шарахается птиц;
таит, молчит и редко любит -
как в быстром сне поверх ресниц.

И редко (в коридоре почта)
жизнь вспыхнет матова, чиста,
и он начать по-новой хочет;
в линейку, с чистого листа -

всю карнавальную нелепость
по совести переписать,
и втиснуть жизнь свою, как крепость,
в большую общую тетрадь.


@темы: Герман Власов

14:51 

Под настроение

Дождь не может идти вечно (с)
Не называй никак этот день:
кто назовёт его — тот украдёт
свет его солнца, эту блажную лень,
взгляд через перистые, ветреный их полёт,
масляный глаз (нет, уже золотой),
дым прошлогодней травы (апрель — Рубикон);
это хозяин просится на постой
или хозяйка в платьице на балкон.

Щурясь, утром выйдет она встречать
кадмий рассвета, смешанный с голубым,
где на ветвях зеленеет Его печать,
будто бы ослик, въезжающий в Ершалаим.
Не был никем Он встречен, был одинок;
улицы сонной розарий слов не длинней.
Это потом — чашу или клинок,
спорили, вёз он — для будущих сыновей.
Это со временем научились петлять,
спорить дороги, ведущие в вечный Рим.
Не называй никак — не надо нас называть,
сами собой остаться если хотим.

@темы: Герман Власов

04:11 

Под настроение

Дождь не может идти вечно (с)
***
Живому к живым прислоняться сложнее,
чтоб улица стала богаче, нежнее;
чтоб вырвали темное острое жало
и жалко не стало, и улиц не стало.
Живому с живым надо, видимо, чаще
встречаться на лестницах длинных за счастьем;
подробнее видеть, наполниться слухом -
сошествием в почву апрельскую духа,
когда наполняет почти что пустую
ошую нас улицу и одесную;
когда пишем письма и в почте подолгу
их ищем, как нить продевают в иголку, -
живому к живым прислоняться несложно,
чтоб улица стала нежна и тревожна -
в ней слышен подробный по улице топот,
в ней пахнет огромный струящийся тополь,
и ты, возвращаясь, по лестнице всходишь -
и нитку находишь, иголку находишь.

@темы: Герман Власов

15:28 

Под настроение

Дождь не может идти вечно (с)
***
Я для себя придумывал побег:
осматривал себя, траву и небо,
смотрел в окно на близорукий снег,
я этим снегом не был.

Я воду брал в ладони и она
через ладони в море утекала,
я начертил на глине имена, -
но это было малым,

чем запах первый клейких тополей
и душный пар дешевого бензина,
чем парочки во глубине аллей,
снегирь на ветке зимней;

еще младенца синие глаза,
и что стоит и движется за ними,
что на словах пересказать нельзя -
то пар оно, то иней,

то молодость, то старости укор,
тяжелый сон, нахлынув к изголовью;
все, что зовет нас выйти на простор
переболеть любовью.

@темы: Герман Власов

08:31 

Под настроение

Дождь не может идти вечно (с)
***
Все началось с кувшина, шара,

с граната, гипсовой руки,

с мышиного скрипенья.

Жарко.

Зима и грифель. Потолки

растрескались полуподвала.

Темнеет рано. Щеки алы.

Глаза. Зрачки, как угольки.

Снег ноздреватый.

С краснотала.

Его пушистые овалы.

Наст посеревший. Ломкий лед.

Вдруг подбородок, ямки, лоб,

подсвеченные небывалым

закатом. Пять еще минут

и свет уйдет. Но липы, пруд -

блестят глазурью. Свет двоится,

разбужен запах земляной,

шум колесницы за спиной.

Аида серые три птицы.

Царица, нежности волна,

полупрозрачная весна.

Все продолжается.

Все длится.

@темы: Герман Власов

Записки нестарого сеньора

главная